Выдержки из Материй Медика Д.Кента и М.Тайлер

  1. О подобии
  2. Об индивидуальности
  3. О ключах 
  4. О прописях
  5. О симптомах
  6. О модальностях
  7. О специфических лекарствах
  8. О ядах
  9. О динамизации
  10. О нозодах
  11. Об обезболивании
  12. О дозах
  13. О разведениях
  14. О реперторизации
  15. О Материи Медика
  16. О химии и хранении
  17. О возвращении пациентов
  18. Об испытаниях
  19. О бородавках
  20. О скорой помощи
  21. О глистогонных
  22. О полипах
  23. О хирургии
  24. О беременности
  25. О детях
  26. О заместительной терапии
  27. О подавлении
  28. Об эпилепсии
  29. О противопоказаниях
  30. Об антиаритмических
  31. Об излечении

О Подобии…

Несмотря на презрительное отношение к гомеопатии со стороны некоторых врачей и пациентов, которые называют ее «чепухой», «сахарными пилюлями» и «плодом разыгравшегося воображения», она работает, доказывая этим, что ваше назначение попало точно в цель (как и в данном случае, когда одно лекарство не возымело действия, а другое привело к полному выздоровлению). Иначе и быть не может, так как, в противном случае, гомеопатии не существовало бы вообще. Выбросите из головы, что лекарство является гомеопатическим только потому, что оно гомеопатически показано в данном случае, или готовится по методу Ганемана провизором гомеопатической аптеки, или выписывается врачом-гомеопатом (в том числе непрофессионалом!), или оказывает более или менее выраженное действие на пациента. Как бы там ни было, лекарство может являться абсолютно гомеопатическим, будучи приготовленным даже в обычной аптеке и прописанным врачом Старой школы, хотя и считается обыкновенным аллопатическим средством, как, например, Ipecacuanha при непрекращающейся тошноте и рвоте, которые она вызывает, Kalium iodatum при гуммозных поражениях (которые это средство вызывает и излечивает), Acidum salicylicum при болезни Меньера и большое число других лекарств. Когда нас постигает неудача (как было с Arsenicum в только что описанном случае), это происходит не потому, что гомеопатия не способна производить излечение, а по той простой причине, что мы не можем отыскать нужное гомеопатическое средство. Это правило применимо ко всем нашим ошибкам, которые имеют место, например, в некоторых случаях ревматоидного артрита, где выбор лекарства бывает чрезвычайно трудным; но когда оно найдено, оно может произвести ошеломляющее действие, облегчая мучительные страдания в застарелых случаях и излечивая недавно заболевших пациентов.
Нам остается лишь вместе с Ганеманом поблагодарить Господа за Его бесценный дар – Гомеопатию, которая не имеет ничего общего с так называемым седативным действием аллопатических препаратов, а полагается на точно выбранное средство, которое, вызывая тот или иной вид страха у людей, испытавших его действие на себе, способно избавить пациента от подобного страха независимо от его причины. 
Гомеопатия нуждается в лекарствах, которые производят болезни, подобные тем, которые подлежат излечению… Гомеопатия никогда не претендовала на то, чтобы с помощью лекарств производить идентичные болезненные расстройства, но всегда настаивала на выборе целебного средства, которое вызывает подобное заболевание… Статуя пленника с острова Святой Елены в исполнении Кановы очень похожа на “оригинал”, но это не сам Наполеон!… Как же не могут уяснить это наши глупые оппоненты? Неужели они не способны постичь разницу между идентичным (тождественным) и подобным? Или просто не желают разобраться в этом?» Ганеман описывает различия между «истинными зудящими высыпаниями и очень похожими на них зудящими папулами и везикулами у рабочих, занятых в производстве шерстяных изделий.

Исходя из позиций рутинной медицины, мы никогда не сможем в полной мере оценить возможности гомеопатии. Мы опираемся лишь на собственную точку зрения и собственные знания. Если вы услышите, что кто-то попробовал то и другое без особого эффекта, помните, что этот доктор продемонстрировал лишь свою собственную несостоятельность. Гомеопатия всегда способна проявить свою силу и мощь, нужны лишь знающие и думающие профессионалы, когда доктор способен мыслить и делать выводы, основываясь на хорошо известных ему законах, когда он применяет лекарства в соответствии с имеющимися симптомами, тогда ситуация обязательно будет развиваться именно так, как было описано выше.

Естественно, если какой-либо субъект находится в далеко зашедшей стадии развития туберкулеза, вероятно, что ему уже мало чем можно помочь. Не верьте и не слушайте тех, кто утверждает, что он может вылечить туберкулез. То тут, то там появляются заявления о новых способах лечения чахотки. Но всякий, кто знает достаточно, чтобы судить о реальной природе этой болезни, не обладает особой компетентностью в этих вопросах, и я теряю уважение к тем, кто утверждает, что вылечивает чахотку. Это или сумасшедший, или, того хуже, тот, кто делает на этом деньги. Вряд ли кто-то, кто хоть немного в этом понимает, будет кричать на весь мир об излечении легочного туберкулеза.

Об индивидуальности

Каждое лекарство имеет свою сферу действия, особые свойства, отличающие его от прочих средств, отсюда вытекает, что оно будет эффективно при жалобах одного типа и не эффективно при жалобах другого. Так же как один человек не похож на другого, так и каждое средство уникально само по себе. Для каждого лекарства характерна своя скорость развития симптомов, продолжительность действия, способность к возникновению рецидивов, наличие промежутков между приступами болезни. У некоторых средств симптомы появляются внезапно, нарастая с огромной силой и быстротой, сохраняясь короткое время в виде приступа, а затем все уходит, будто ничего и не было. У других симптомы развиваются медленно, оказывая длительное глубокое действие, как при продолжительной лихорадке. Мы смотрим, например, на симптомы Ign. и видим, насколько они переменчивы, прерывисты, непредсказуемы, мы видим, с какой силой развиваются симптомы Acon., с какой внезапностью появляются симптомы Bell.

Когда мы назначаем конституциональное средство, больной должен остерегаться той пищи, о которой известно, что она вызывает ухудшение состояния у данной конституции.

Традиционная медицина четко не формулирует показаний для назначений. Лекарства принято назначать наобум. "Если вы встретились с подагрой, попробуйте Colch.". Вопроса о том, что нужно делать с пациентом, если лекарство не подействует, обычно не возникает. По принципу "Назначайте лекарство и придерживайтесь своего назначения", и лекарство прописывается в то время, когда пациент, которому, кстати, становится все хуже, переходит от одного врача к другому.

О ключах…

В январе прошлого года мы опубликовали описание лекарственной картины потенцированного брома (элемента, входящего в состав бромида калия), который неоднократно излечивал астму у моряков, самочувствие которых улучшалось лишь тогда, когда они уходили в море. Это одно из самых драгоценных показаний нашей школы. В реперториуме соответствующая рубрика звучит так: «Астматические приступы у моряков, возникающие, как только они оказываются на суше»; в ней приводится единственное средство (Bromium), выделенное жирным шрифтом. Так или иначе, ценность этого симптома неоднократно подтверждалась многими гомеопатами, следовательно, его стоит запомнить, даже если за все годы практики вам встретится всего лишь один такой пациент. Кроме того, с помощью гомеопатических лекарств было излечено немалое число больных, страдавших эпилепсией, причем каждый из них нуждался в определенном средстве, на которое указывали индивидуальные симптомы пациента, а не только название болезни. Конечно, в жизни бывают не только одни удачи – каждому из нас попадаются трудные больные, но «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» , и тот окажется на высоте, кто, несмотря на преграды, тяжкий труд и необходимость опираться на порой странные причуды интуиции и знаний, стремится честно исполнять свой долг. Нет большой заслуги в том, чтобы превратить очаровательного и сообразительного ребенка в «прыщавого идиота», даже если частота эпилептических припадков у него действительно уменьшилась… «Разве небеса созданы не для того, чтобы к ним стремиться?».
Цена, которую приходится платить за облегчение, а не излечение эпилептических припадков или за вызванный бромидами сон, по нашему глубокому убеждению, ни в коей мере не оправдывает себя. Седативные препараты могут употребляться лишь в тех ситуациях, когда необходимо преодолеть тяжелый кризис, но в хронических случаях – никогда!
Отдельно взятый симптом, локализация болезненных ощущений вовсе не являются определяющими при выборе лекарства! Они могут лишь навести на мысль о том или ином препарате, но для того, чтобы он совершил чудо исцеления, необходимо учитывать полную картину, которая, в первую очередь, включает в себя психические симптомы пациента.

О прописях…

Никогда не доверяйте «лекарствам», которые не лечат, без помощи которых «никак нельзя обойтись»; их употребление быстро входит в привычку, и для того, чтобы создать видимость хорошего самочувствия, необходимо увеличивать дозу. Лекарства подобного рода никого и никогда не смогут вылечить!
Тем не менее, все сильнодействующие средства могут применяться для лечения болезней, если назначаются на основании симптомов, которые они же способны вызывать. Так, например, бромидымогут вызывать определенные кожные проявления, бессознательное состояние и другие характерные симптомы. В малых и безопасных гомеопатических дозах они могут оказать целебное действие при церебральных кровоизлияниях и т.д., но при условии, что патологический процесс не зашел слишком далеко; в противном случае, болезнь является неизлечимой.

Доза седативного препарата должна постоянно увеличиваться, так как, в противном случае, на протяжении месяцев или лет болезнь постепенно набирает силу и может взять верх над пациентом. Существует два способа применения лекарств. Вы можете назначить то или иное средство для того, чтобы хоть чем-нибудь помочь пациенту, например, «оказать седативное действие на нервную систему путем более или менее выраженного угнетения высших функций головного мозга», однако такой подход нельзя признать идеальным для гомеопата, который при любых обстоятельствах заботится о стимуляции жизненной силы пациента в соответствии с четко установленными законами, что позволяет организму достичь излечения собственными силами. Вопреки распространенному мнению, лекарства сами по себе никого не излечивают. Излечение должно идти изнутри; иначе это не излечение.

То и дело приходится слышать утверждения о том, что наши лекарства нейтрализуются или перевариваются в ротовой полости и желудке, и поэтому утрачивают свои целебные силы.

Говоря по существу, потенцированные средства просто не могут подвергаться нейтрализации. Ганеман доказал это своим самым непримиримым оппонентам еще сто лет назад, и, тем не менее, мы до сих пор с неохотой постигаем истинную сущность его учения. Нам известны многие нестойкие вещества, одним из которых, к примеру, является фосфор: под воздействием воздуха его природа и свойства полностью изменяются. Для того, чтобы сохранить фосфор в первозданном виде и предотвратить превращение в фосфорную кислоту, необходимо поместить его в воду. Однако Ганеман доказал, что если взять несколько крупинок, пропитанных потенцированным фосфором, завернуть их в бумагу и оставить на годы в ящике письменного стола, они не утрачивают свои лечебные свойства и не приобретают свойства фосфорной кислоты. Ганеман говорит: «Приготовленные подобным образом» (т.е. потенцированные) «лекарственные химические субстанции больше не подчиняются законам химии… Лекарство, подвергнувшееся динамизации для получения высочайших потенций и тем самым превратившееся в почти одухотворенную субстанцию, больше не подчиняется законам нейтрализации; высоко динамизированные натрий, аммоний, барий, магний не могут, подобно исходным веществам, превратиться в нейтральные соли под действием уксусной кислоты; их лекарственные свойства не изменяются и не разрушаются». Ганеман говорит также, что «помимо желудка, наиболее восприимчивыми к лекарственным воздействиям являются ротовая полость и язык».

Все лекарства, обладающие весьма специфическим и уникальным действием, изучаются без особого труда. Полихресты, т.е. «широко и часто применяющиеся средства» являются нашими верными помощниками в повседневной врачебной практике, и потому, внимательно изучив патогенезы Sulphur, Sepia, Lycopodium, Calcarea, Nuxvomica и т.д., мы можем очень успешно работать, проводя прием амбулаторных пациентов. Однако не стоит забывать и о менее известных лекарствах, которые, несмотря на нечастое использование, обладают яркими отличительными характеристиками и тоже могут оказывать замечательное целебное действие в соответствующих случаях. Глубокое знание этих средств позволяет делать блестящие назначения, которые доставляют немало радостных минут врачу и пациентам. Обычно они «отказываются работать» до тех пор, пока доктор не овладеет заключенными в них секретами и не усвоит хорошо известную истину: наиболее эффективные назначения основываются на нескольких «странных, редких и необычных» симптомах, соответствующих конкретному случаю; что же касается массы неопределенных общих симптомов, они, как правило, указывают на несколько «больших» лекарств (полихрестов) и не дают возможности сделать правильный выбор.

О Симптомах…

Раньше ни одному гомеопату не могло и в голову прийти прописать лекарство, «чтобы сделать пульс пореже» или «снизить температуру». Они прописывали лекарство для конкретного пациента. Правда, при назначении правильного лекарства температура снижается, но если ориентироваться только на эту температуру, ничего хорошего не выйдет. Врач, мыслящий гомеопатически, никогда не будет прописывать лекарство, чтобы ликвидировать какой-то симптом, но он изучит все симптомы и найдет лекарство, неважно при этом, какие из них он будет учитывать. И если он подберет верно, симптом уйдет. Со стороны это выглядит будто лекарство было от того симптома, который был ликвидирован. Так что старайтесь постоянно держать в голове важнейшие принципы гомеопатии, чтобы мыслить рационально и избавиться от огромного числа «наследственных» стереотипов мышления. Эти стереотипы могут направить вас по неверному пути.

О Модальностях…

«Модальности» или обстоятельства, сопровождающие подобные симптомы, чрезвычайно важны для того, чтобы делать правильные гомеопатические назначения; без них невозможно достичь тех замечательных результатов, которыми славится гомеопатия. Именно модальности помогают решить выбор между похожими лекарствами.

Для того, чтобы работать быстро и эффективно, особенно при большом потоке пациентов, необходимо хорошо подружиться с парой дюжин средств, и тогда, окинув больного беглым взглядом и задав минимальное количество вопросов, вы сможете без труда сделать правильное назначение. Такими лекарствами являются Sepia, Sulphur, Lycopodium, Calcarea, Silicea, Natrium muriaticum, Arsenicum, Bryonia (все они – ганемановские антипсорические средства!), а в острых случаях – Aconitum, Belladonna, Bryonia, Rhus, Gelsemium, Baptisia и еще неcколько важных средств, без которых просто невозможно обойтись. Каждое из перечисленных лекарств обладает яркими отличительными характеристиками, хорошее знание которых поможет вам избежать обидных ошибок. Для того, чтобы читатель смог легко уловить суть каждого гомеопатического средства, мы часто прибегаем к повторениям и пытаемся представить наиболее важные симптомы и показания. Обладая подобным лекарственным арсеналом, можно делать эффективные гомеопатические назначения  в большинстве случаев часто встречающихся заболеваний.

За последнее столетие арсенал гомеопатических средств существенно пополнился за счет большого числа сильнодействующих ядов, которые в результате динамизации превратились не только в совершенно безопасные, но и чрезвычайно эффективные лекарства. Однако следует помнить, что подобное «превращение» возможно лишь при условии строгого соблюдения ганемановских предписаний; в противном случае, эти средства ожидает судьба, постигшая множество «замечательных новинок»: вначале их возносят до небес, широко испытывают на больных, назначают на основании фантазий и личных амбиций врача или тех, кто финансирует внедрение их в медицинскую практику; затем оказывается, что они, скорее, вредны, чем полезны; их подвергают сокрушительной критике в медицинской печати и предают забвению, после чего их место занимают очередные «многообещающие средства». В гомеопатии все обстоит иначе: лекарства, вошедшие в практику еще на заре возникновения нашего метода, с успехом применяются до сих пор. Их назначение основывается на Законе Подобия, благодаря чему они оказывают стимулирующее целебное действие на жизненную силу пациента, не нанося ему никакого вреда.

О специфических лекарствах…

Ганеман говорит, что для острых и хронических «миазматических» болезней, то есть болезней, которые вызываются паразитическими микроорганизмами и в каждом случае имеют одну и ту же природу, одинаковые симптомы и однотипное течение, «должно быть найдено специфическое средство». Вне всякого сомнения, глубокая трихофития, или керион, представляет собой специфическое паразитарное инфекционное заболевание, по отношению к которому Mezereum являетсяспецифическим лекарством.
При недомоганиях, возникших после какой-либо острой болезни, т.е. в тех случаях, когда пациенту казалось, что он выздоровел, но с тех пор он никогда не чувствовал себя хорошо, мы можем в действительности иметь дело с хронической корью, хронической дифтерией, хроническим вакцинозом (по Бурнетту), хронической пневмонией и т.д. В пользу этого предположения свидетельствует быстрый переход к здоровому состоянию после одного-двух приемов Diphtherinum, Morbillinum, Pneumococcinum, Scarlatinum или Streptococcinum, Variolinum или Thuja и т. д., назначенных на основании данных анамнеза.

О ядах…

Первым порывом человека всегда бывает желание выразить протест против применения веществ, подобных Crotalus horridus, Lach., Apis. и других животных ядов, и действительно, с точки зрения обывателя за их назначением скрывается нечто ужасное. Однако, если использовать их строго по назначению, если принять во внимание тяжесть состояний, при которых требуются эти препараты, если твердо убедиться в их необходимости, если хорошо понимать, что потенцирование и динамизация как нельзя лучше обеспечивают очищение от ядовитых веществ, позволяя получить цельный и лечебный препарат, то при подобном подходе ужас и страх уже не мешают использованию подобных лекарств.

Сам по себе змеиный укус влечет ужасные последствия, в подобных случаях вы встречаетесь как бы с самой смертью, после молниеносного развития симптомов наступает летальный исход, процесс напоминает тяжелейшую форму инфекционного заболевания.

Чем сильнее яд, тем могущественнее лекарство из него, и змеиные яды служат ярким примером быстро действующих героических средств, которые часто бывают показаны при очень тяжелых и даже безнадежных заболеваниях. Естественно, они излечивают только те болезненные расстройства, которые сами могут вызывать; кроме того, для лечебных целей эти яды должны назначаться в малых, безвредных дозах и только тем пациентам, чьи телесные, душевные и нравственные симптомы подобны симптомам, производимым змеиными ядами. Если строго следовать этим правилам, лекарства, приготовленные из змеиных ядов, будут оказывать поразительное целебное действие.

О динамизации…

«Осуществляемое с помощью особого метода приготовления гомеопатических лекарств превращение поваренной соли, которая в грубом состоянии предположительно является инертной, в героическое средство, назначение которого требует от врача колоссальной проницательности, служит одним из убедительнейших доказательств того, что применяющиеся в гомеопатии специфические процедуры растирания и встряхивания проливают свет на новый мир целебных сил, которые Природа скрывает в грубых субстанциях. С помощью этих процедур создаются, так сказать, новые произведения».

О нозодах…

«В процессе приготовления и потенцирования продукты болезни «подвергаются настолько сильным изменениям, что являются уже не idem, а simillimum».
Нозоды, без них мы никак не смогли бы обойтись в своей практике. Человеческая природа весьма необычна и интересна. После выхода книги Бурнетта, благодаря которой «туберкулезный яд» начал широко применяться гомеопатами, один из наших врачей выразил протест против самой идеи использования столь «омерзительного» материала в лечебных целях: «Я не только сам не принял бы такое средство, но ни за что на свете не назначил бы его своим пациентам!»… однако спустя какое-то время, воодушевившись идеями Коха, он со спокойной совестью делал больным инъекции туберкулина. Подумать только! «Омерзительным» называется лекарство, подвергнувшееся стерилизации и динамизации для получения 30-й потенции, лекарство, разведенное в миллионы раз на спирту, которым пропитываются крохотные крупинки молочного сахара. Можно ли представить себе что-нибудь более «омерзительное»? Благодаря ганемановскому методу приготовления лекарств, самые сильные яды и «продукты болезней» могут быть настолько «укрощены», что способны оказывать лишь целебное влияние на людей, которые нуждаются в них, и, следовательно, проявляют повышенную чувствительность к действию этих субстанций, причем последние в виде гомеопатических лекарств совершенно безвредны даже для новорожденных детей. Что же заставляет эти средства «работать»? Не искусное приготовление лекарства, не обостренная чувствительность пациента, а один лишь Закон Подобия, в силу которого осуществляется благотворное взаимодействие между ними.
О лекарствах, имеющих «нелицеприятное» происхождение, д-р Бурнетт пишет следующее: «Было бы просто замечательно, если бы туберкулез излечивался хлебом с маслом или благоухающими эфирными маслами, но если это не так, давайте использовать для лечения все, что позволяет успешно бороться с этой болезнью».
Лекарственные средства должны быть испытаны на здоровых людях – в этом состоит суть гомеопатии! – для того, чтобы с уверенностью назначать их больным. Однако здесь вступает в дискуссию д-р Сван: «Morbillinum, Scarlatinum, Variolinum и др. являются наиболее полно и достоверно испытанными ядами, что было доказано испытаниями, проводившимися на протяжении сотен (?) лет на десятках тысяч людей, включая стариков и юношей, мужчин и женщин… Фиксируйте и сопоставляйте симптомы… собирайте необходимые сведения о патогенетическом действии того или иного яда и, обнаружив подобное расстройство у больного человека, назначайте этот яд в потенцированном виде; поступая так, вы излечите симптомы, свойственные действию данной субстанции».
Я не применяю Tuberculinum, опираясь лишь на то, что это нозод. Я категорически против использования нозода только в качестве лекарства от той болезни, продуктом которой он является, что нередко практикуется в отношении всех нозодов… Это далеко не лучшая идея. Она принадлежит к сфере истерической гомеопатии, которая преобладает в наши дни. Необходимо полностью отказаться от такого подхода. Хочется надеяться, что этот нозод будет тщательно испытан, и мы сможем назначать Tuberculinum точно так же, как и любое другое средство

Об обезболивании…

Не существует более удачного примера, чем Opium, чтобы продемонстрировать различие между двумя направлениями во врачебной практике. Opium и его наиболее важный алкалоид морфин являются огромной опорой для врача-ортодокса, и молодые неопытные доктора считают, что нет ничего бессердечнее, чем отказать страдающему пациенту в назначении этих лекарств. Правда, назначенные в материальных дозах, они ничего не лечат. Правда и то, что чем больше их назначают, тем больше потребность в них и стремление к ложному покою, который они несут. Одной из труднейших медицинских проблем является лечение опиумных наркоманов и спасение жертв этой пагубной привычки. В одно время в среде парижских лекарей было «модным» подкожное введение морфина молодым девушкам, страдавшим менструальными болями, однако результаты такой практики оказались просто шокирующими. В нашем безумном мире считается, что порвать с морфинизмом не составляет большого труда, но если пациент вновь предается пагубной привычке, милосердие со стороны врача проявляется в том, что он оставляет беднягу в покое и отдает его в руки случая, так как повторная попытка бросить употребление наркотика сопровождается чудовищными страданиями.
Opium в наркотических дозах вызывает не сон, а ступор, и облегчает боль только тем, что лишает пациента сознания. Таким лечением было замаскировано так много случаев, что сама болезнь прогрессировала до тех пор, пока не оставалось ни малейшего шанса на излечение. Боль, лихорадка и все другие симптомы – голос болезни, указывающий на то, где локализуется расстройство, и ведущий нас к выбору необходимого лекарства. Истинно лечебное средство часто успокаивает боль даже быстрее, чем Opium, и делает это, излечивая саму болезнь».
Кроме того, я хочу обратить ваше внимание на предостережение одного из наших хирургов, который говорил об опасности наркотических лекарств в случаях острого живота, которые требуют срочного оперативного вмешательства.
Даже в самых безнадежных случаях неоперабельных злокачественных заболеваний, где, казалось бы, из гуманных соображений морфин не только показан, а просто необходим, приходится видеть вновь и вновь, как малые дозы Arsenicum или другого средства, на которое указывают симптомы пациента, устраняют боль, укрепляют здоровье и дух и увеличивают продолжительность жизни, не вызывая при этом тошноты и других страданий, возникающих при лечении морфином.
Опиаты обычно успокаивают на определенное время самые мучительные боли и вызывают нечувствительность; но когда это время проходит, боли тут же возобновляются и вскоре достигают своей прежней силы…. Когда действие Opium заканчивается, пациент вновь испытывает такие же мучительные боли в животе до тех пор, пока мы вновь не пустим в ход магическую силу Opium.

О дозах…

Закон Арндта-Шульца: Большие дозы ядовитого средства являются летальными, меньшие – парализующими, а еще меньшие дозы того же яда оказывают стимулирующее действие на жизнедеятельность одних и тех же клеток.

О разведениях…

То, что средство может вызывать (за исключением смерти), оно же может и лечить.
Одно из самых глубоких заблуждений коренится в том, что факты подменяются мнениями. Ганеман, как один из самых проницательных исследователей, предоставил нам факты в виде результатов тщательно проведенных лекарственных испытаний. Но с тех пор некоторые апологеты гомеопатии, возомнившие себя мудрецами, нанесли большой урон настоящим знаниям и тем самым – их практическому применению, подменив факты собственными суждениями. Пожалуй, худшим примером такого рода «мании величия» является д-р Юз, «Фармакодинамику» которого современники окрестили «упрощенным руководством по гомеопатии для врачей-аллопатов». Юз постоянно старался превзойти Ганемана, сводя на нет значение ганемановской доктрины. Например, он бросил тень сомнения на установленный Ганеманом факт, гласящий, что «единственного приема Drosera 30 вполне достаточно для того, чтобы вылечить пациента от коклюша при наличии соответствующих симптомов: излечение наступает в течение 7-9 дней при соблюдении диеты, лишенной лекарственного действия». (Смотри журнал «Гомеопатия», т. III, стр. 24.) По-видимому, это не устраивало Юза, который был известен, как врач, назначавший лекарства в низких потенциях и частых приемах и получавший, по его собственному признанию, весьма неудовлетворительные результаты. В более поздних изданиях своего труда Юз был вынужден напечатать сноску, в которой говорилось о том, что гомеопаты, придерживавшиеся в своей практике рекомендаций Ганемана, «подтвердили правильность ганемановских наблюдений». От себя могу добавить, что недавно один из наших врачей с восторгом рассказал о замечательных результатах лечения коклюша, которых ему удалось достичь, полагаясь на советы Ганемана.
Другие авторы тоже лишили нас весьма полезных знаний, пренебрегая важными симптомами Drosera, которые касаются костей и суставов (Ганеман придавал им большое значение!); они ограничивали сферу применения этого средства случаями коклюша и ларингита. Поэтому многие пациенты, в том числе страдающие ревматоидным артритом, которым Drosera могла бы прийти на помощь, остались не излеченными.
Говоря о Veratrum album, Юз с присущим ему высокомерием заявляет, что «симптомы умопомешательства, которые возглавляют перечень ганемановских симптомов, были получены у психически больных пациентов, принимавших это средство, и потому являются совершенно бесполезными». Вы только представьте себе! Ни много ни мало – «совершенно бесполезными»! В «Энциклопедии» Аллена, одним из «соавторов» которой был д-р Ричард Юз, имеется следующая сноска: «Все психические и поведенческие симптомы, а также спастические проявления заключены в скобки, так как лекарство назначалось в слишком малых дозах, недостаточных для того, чтобы вызвать их». – Юз.
И вновь, мнение, которое противоречит факту! Я не перестаю удивляться тому, как Юз пытался всячески дискредитировать Ганемана! Вы не найдете подобных глупостей в «Руководящих симптомах» Геринга. Д-р Кент, куда более выдающийся учитель и врач, чем Юз, придавал большое значение Veratrumalbum при лечении психических расстройств.

О реперторизации…

Самая прилежная работа с реперториумом может до некоторой степени служить препятствием при выборе необходимого лекарства. Реперториум никогда не сможет заменить Materia Medica, по отношению к которой он является всего лишь указателем симптомов, и потому невозможно представить себе, чтобы все лекарства, включая не только полихресты, но и другие редко применяющиеся средства, были в одинаково полной мере освещены в любом реперториуме, так как работа над подобным справочником предполагает наличие исчерпывающей информации о каждом средстве и ее тщательную обработку.
Большинство известных лекарств с уникальным и четко установленным действием принимаются во внимание лишь тогда, когда в отдельных рубриках они выделены жирным шрифтом. Если же мы видим незнакомое нам средство, выделенное жирным шрифтом в рубрике, соответствующей симптому или состоянию, которое мы анализируем, мы обращаемся к Materia Medica для того, чтобы установить, подходит ли оно intoto данному случаю или нет.

О Материи медика…

Гомеопатическая Materia Medica – это не сборник фантастических фактов, не свод случайных, сомнительных лекарственных симптомов. Все данные, приведенные в ней, упорядочены, тщательно изучены и научно обоснованы. Можно только удивляться гигантскому труду людей, которые воздвигли во благо страждущих величественный храм искусства исцеления. К числу их принадлежит не только Ганеман со своими помощниками, принимавшими участие в лекарственных испытаниях, но и Липпе, Геринг, Даджеон, Юз, Кэррол Данхэм и другие гомеопаты, включая Кента, который сделал нашу работу не только более легкой, но и надежной, и завещал человечеству науку, настолько упорядоченную, несложную, доступную и реально осуществимую на практике, что «даже глупцы могут заниматься ею».

О химии и хранении…

Ганеман приводит Phosphorus в качестве примера, доказывающего, что потенцированные средства «уже не подчиняются химическим законам». Всем известно, что фосфор окисляется под влиянием воздуха; если же растворить его в сероуглероде и позволить последнему улетучиться, фосфор самовозгорается. Благодаря этому свойству, в древние времена фосфор называли «греческим огнем» и применяли его в качестве зажигательного средства. А совсем недавно воинствующие суфражистки выражали свой протест, сжигая с помощью фосфора письма в почтовых ящиках горожан. Ганеман говорит, что порошок Phosphorus в высокой потенции, помещенный в бумажный пакет, может храниться в течение многих лет в ящике рабочего стола, не утрачивая своих лечебных свойств. Он приводит и другие примеры, свидетельствующие о том, что «высоко потенцированное средство… перестает подчиняться законам нейтрализации». Если бы дела обстояли иначе, мы вряд ли могли бы всегда иметь при себе небольшие пузырьки с крупинками, пропитанными лекарственными веществами, и быть уверенными в том, что их содержимое не подвергается нейтрализующему воздействию со стороны «соседа», и всегда готово к употреблению, не вызывая обидных осечек – конечно, при условии, что назначение было сделано верно.
Наверное, вы не раз замечали, что в толпе (а наша гомеопатическая Materia Medica и есть настоящее столпотворение!), как правило, находятся люди (и, соответственно, лекарства), которые тут же привлекают к себе внимание своей напористостью и пылом. На борту корабля всегда найдутся лица, вызывающие своим поведением одобрительную или негативную реакцию со стороны окружающих в продолжение всего морского путешествия. Спустя какое-то время вы ловите себя на мысли о том, что вам известны наперед их слова и действия в той или иной ситуации, хотя у вас ни разу не возникало желания познакомиться с ними поближе. С другой стороны, в какой-то момент вы можете открыть в своем попутчике нечто совершенно необыкновенное, то, чего вы не замечали раньше, несмотря на долгое плавание. Так бывает и с лекарствами: многие из них знакомы нам только по названиям, и вдруг они неожиданно раскрывают перед нами свои яркие характерные особенности и поразительные целебные свойства… В последний день морского путешествия кто-то восклицает: «Почему я впустую провел на корабле столько времени? Почему мы не стали друзьями раньше?» Те же вопросы мы задаем себе, когда знакомимся с Materia Medica: «Почему я раньше не подружился с тобой? Ведь ты бы мог помочь мне в таком-то случае, когда я, не зная тебя, допустил обидный промах».
Для того чтобы лекарство стало для вас настоящим другом, необходимо знать его характер и возможности, и тогда вы будете с уверенностью полагаться на него у постели больного.

Позвольте напомнить, что часть изучения Materia Medica включает наблюдение за больными людьми. Работающий доктор обучается без книг, хотя, несомненно, необходимо подкреплять свои знания литературными источниками, только совместив практические и научные знания, вы получите необходимую для работы базу. Просматривая историю болезни пациента или проводя первичный осмотр, вы уже должны иметь определенное представление о том, как обычно проявляются подобные случаи. Необходимо уметь предугадывать события, понимать, что может ожидать пациента в будущем. Такой доктор обычно четко представляет себе направление развития заболевания и без труда распознает обычные и необычные симптомы. А для того чтобы правильно вычленить необычное и особенное, нужно хорошо представлять себе естественный ход вещей. Конечно, во многом в этом могут помочь книги по симптоматологии, патологии, диагностике и т.д., но опыт гомеопатической практики позволит вам составить об этом более полное и точное мнение, потому что Materia Medica научит вас более тщательному и внимательному наблюдению за больными. Materia Medica учит нас выделять и замечать каждый мелкий симптом, что способствует тренировке в индивидуальном подходе. Можно сказать, что годы наблюдений и изучения болезней, больных людей с помощью Materia Medica позволяют получить наиболее полные и законченные знания о болезнях человечества, насколько это только возможно и которые, несомненно, во многом превосходят возможности, предоставляемые традиционной медицинской практикой. Традиционная медицина лишает врача возможности наблюдать.

О возвращении пациентов…

Повторные консультации дают нам хорошую возможность глубже понять и изучить как самих больных, так и действие назначенных лекарств. Одни пациенты систематически являются на прием, другие вызывают у врача внутренний ропот, так как напоминают заблудших цыплят, возвращающихся в родной курятник; но бывает и так, что появление пациента на приеме – большая радость для врача. Часть больных прекращают свои посещения, и их место занимают другие. Доктору нередко приходится прилагать немало усилий для того, чтобы проследить за их дальнейшей судьбой, а ведь как интересно и поучительно знать об этом! О том, что лечение оказалось успешным, часто приходится слышать лишь многие годы спустя, когда, придя на прием, новоиспеченный пациент заявляет с порога: «Несколько десятков лет назад вы вылечили такого-то господина, и поэтому я решил обратиться за помощью именно к Вам. Я страдаю такой же болезнью!» Занимаясь гомеопатической практикой, не раз задумываешься над тем, какая часть из хорошо полеченных тобою больных заходят просто для того, чтобы сказать доктору: «Спасибо!». Ответ неутешителен: один из десяти, причем либо это педантичный, либо сердобольный, очень симпатизирующий тебе человек.

Об испытаниях

О лекарстве только тогда можно сказать, что оно полностью испытано, когда известно, какое именно воздействие оно оказывает на любую часть человеческого организма, когда известно, как оно поражает память и интеллект, органы и отдельные функции, т.е. когда здоровый человек начинает принимать лекарство и до тех пор, пока все элементы организма не начнут вовлекаться в патологический процесс, который мы и называем патогенезом препарата. Любое лекарство по-своему влияет на все части тела человека, и пока не известен результат специфического воздействия на каждую из этих частей, о лекарстве нельзя сказать, что оно хорошо испытано.

В свое время Геринг предпринял ряд исследований, с помощью которых пытался доказать, что вещества, которые встречаются вместе, имеют сходные черты. Он иллюстрировал эту мысль с помощью теллурия, который в природе встречается в виде теллурида золота. Действительно, вещества, которые так тесно связаны, могут быть в чем-то похожи, однако надо всегда помнить, что каждое лекарство должно рассматриваться отдельно, в соответствии с собственными свойствами. Нельзя подменять испытания гаданием на кофейной гуще. Каждое лекарство должно применяться по своим собственным показаниям, и эти показания не могут быть покрыты другим лекарством. Если средство не работает, гомеопат должен заново рассмотреть случай, искать дополнительные симптомы и выбирать новое лекарство.

Испытания, описанные Ганеманом, изобилуют частностями и мелкими признаками. Он сопоставлял симптомы пациентов с их собственными модальностями, временем появления симптома и временем его исчезновения. Многие симптомы он наблюдал у самого себя, так как часто испытывал лекарства на себе. Ганеман обладал чувствительной конституцией и глубоким восприятием, поэтому испытания на самом себе позволяли ему достичь столь объективного взгляда на лекарства, какого он не смог бы получить никаким иным путем. Те, кто самостоятельно, тщательно и осторожно исследовали лекарства, знают о Materia Medica больше, чем кто-либо другой. Они приучены к тяжелому труду, поэтому проживают долгую жизнь. Такие люди закаляются, делаются устойчивыми к условиям проживания, взаимодействию с другими, своему окружению. Они самоусовершенствуются, получают возможность постигнуть хоть часть из того, что было доступно Ганеману. К сожалению, испытания, проводимые в наши дни, позволяют выявить лишь общие симптомы, такие, как боли в желудке, тошнота, головные боли, боли в спине и холодные ноги. Многие из наших лекарств не исследовались более подробно. Что-то было упущено. Не включены модальности. Не описываются ощущения и переживания так, как их необходимо воспринимать на эмоциональном и ментальном уровнях. Нам неизвестно, наблюдались ли описанные симптомы у мужчин или у женщин. Не упоминаются пристрастия и отвращения, ментальные и физические, таким образом, можно говорить о том, что испытания были описаны лишь частично и годятся для применения лишь в тех случаях, когда симптомы уже выходят на поверхность.
Мне известен случай, когда при выраженных отеках назначались весомые дозы препарата, после чего начиналась характерный понос, и пока она сохранялась, увеличенная селезенка, а также отечность всего тела постепенно уменьшались и доктора считали это нормальным. Когда мне рассказали об этом случае, я сказал: «Ждите». В итоге доктора были все же вынуждены прекратить травить больного Apoc. cannabinum, у которого после этого наступила сердечная недостаточность. Подобный эффект отмечался и при аллопатическом применении Dig. Рано или поздно наступает период, когда доктор вынужден прекратить лечение Dig., тогда пациент погибает от сердечной недостаточности, но ни у кого Dig. не ассоциируется со смертью, и вряд ли доктор когда-нибудь узнает, что Dig. способен убить.

О бородавках…

Рано или поздно пациент спросит: «Доктор, собираетесь ли вы что-нибудь сделать с этим жировиком?» Вы сможете помочь ему лишь в том случае, когда забудете об этой опухоли и дадите пациенту конституциональное средство, которое и избавит его от жировика через какое-то время, а пациент будет думать, что доктор совершил чудо. Вы достигнете большего успеха и большей популярности, когда будете лечить не бородавку, а пациента. Хороший доктор своими назначениями приводит в порядок жизненную энергию. Он лечит пациента, который после приведения в порядок жизненной энергии, начинает сам «чинить» свое тело, проводя в нем «генеральную уборку», и выкидывает ненужное, именно при таком подходе врача ценят и уважают.

О скорой помощи…

Arnica montana – баранник горный. Название растения говорит само за себя, оно указывает на место обитания и целебные свойства этой травы. Это «Fall-krout» – «трава падения», обитающая в горах и применяющаяся для лечения травматических повреждений, особенно мягких тканей.
Arnica оказывает могучее действие на кровь и кровеносные сосуды.
Это бесценное средство от негативных последствий как психического, так и физического шока, а также физического перенапряжения.
Для Arnica характерно ощущение болезненности во всем теле, болезненность при прикосновении и связанный с этим страх приближения людей или предметов.
Это средство всегда оказывается полезным при приеме внутрь, но может применяться и наружно, если убедиться в том, что кожа пациента осталась неповрежденной, иначе Arnica может вызвать воспаление, напоминающее рожу. В таких случаях целесообразнее употребить наружно другое растительное средство.

Calendula. Ноготки, в дополнение к своим обширным целебным свойствам, стимулируют жизненную силу для предотвращения или лечения сепсиса. Это средство очень ценится в хирургии и среди акушеров-гомеопатов.

Bellis perennis – маргаритка; мы окрестили ее «местной арникой».
Выдающееся средство от ушибов и растяжений, которые, подобно Arnica, очень болезненны при прикосновении.
И еще: подобно Arnica, Bellis поражает кровеносные сосуды, и, подобно Hypericum, - нервы.
Кроме того, маргаритка оказывает выраженное действие на молочные железы, и назначение ее часто требуется в тех случаях, когда вследствие ушиба или удара в ткани молочной железы остается уплотнение.

Hypericum – изумительное средство для усмирения и облегчения страданий при колотых, рваных ранах и повреждениях частей тела, богатых чувствительными нервными окончаниями, например, губ (мы видели, как в одном случае благодаря применению зверобоя рваная рана губы зажила в течение нескольких часов) и кончиков пальцев.
Hypericum облегчает мучительные боли, связанные с заинтересованностью нервной ткани. Он полезен при травмах позвоночника (в том числе случившихся в далеком прошлом) и копчика. Недавно мне пришлось лечить пациента, страдавшего упорными болями в копчике, и когда на повторном приеме я поинтересовалась его самочувствием, то услышала в ответ: «О! Я чувствую себя замечательно! Боль прошла!».

Ruta. В ходе лекарственных испытаний было установлено, что это средство вызывает ощущение разбитости во всем теле, как бывает после удара или падения, а также болезненность частей, на которых пациент лежит (Arnica).
Выдающееся лекарство от ушибов и повреждений костей и надкостницы; от растяжений. Периостит и боли вследствие наружных повреждений, осложненных рожистым воспалением.
Заболевания и переломы костей (Symphytum).
Ruta – большое глазное лекарство (Symphytum). Перенапряжение глаз и слабость глазных мышц.

Symphytum. Специфичное средство от травм, причиненных не острыми колющими инструментами, а тупыми предметами, т.е. это лекарство, показанное при непроникающих ранениях.
Особенно полезно при ушибах глазного яблока.
Symphytum – выдающееся средство при переломах, особенно показанное в тех случаях, когда костные обломки не срастаются. Это лекарство оказывает выраженное действие на надкостницу (Ruta) и костную ткань.
При переломах следует обеспечить правильное совмещение обломков и неподвижность поврежденной конечности, а затем назначить пациенту Symphytum.

Urtica urens, обыкновенная жалящая крапива, обладает удивительными целебными свойствами по отношению к поверхностным и очень болезненным ожогам. В таких случаях просто невозможно понять, куда девается боль, и каким образом в считанные минуты это средство буквально исцеляет пострадавшего!

Гомеопатия завоевала широкое признание благодаря успешному лечению холеры. Несмотря на то, что Ганеману не приходилось лично сталкиваться с этой болезнью, он тщательно изучил ее симптомы и написал много статей, в которых излагались рекомендации по ее лечению. Для борьбы с холерой Ганеман предлагал использовать три главных лекарства: Camphora была показана на ранних стадиях, сопровождавшихся коллапсом, похолоданием тела и внезапным упадком сил; Cuprum – при сильных судорогах, возникавших не только в животе, но также в пальцах рук и стоп; Veratrumalbum – в случаях, сопровождавшихся обильным холодным потом и очень сильной рвотой и поносом.

             О глистогонных

Назначение по подобию симптомов так улучшает пищеварение, что гельминты (глисты) не могут дольше существовать в организме. Суть проблемы в том, что гомеопаты не назначают «глистогонное» средство, но так улучшают пищеварение, что в новых условиях гельминты уже не могут выжить, так как в здоровом желудочно-кишечном тракте их существование невозможно. А что конкретно с ними происходит - выходят ли они, или погибают, или что-то еще - я не знаю. Удаление же их с помощью глистогонных средств ничего, кроме вреда, не приносит, так как это еще больше ухудшает процесс пищеварения и усугубляет болезнь. Это относится к любым гельминтам, если они, попав в организм, находят для себя удобную среду, они начинают расти и размножаться. Я могу вспомнить не менее двадцати пяти случаев за последние двадцать лет, когда использование Calc. carbonica выгоняло из организма ленточных червей, причем я не знал об их существовании, а просто назначал лекарство по другому поводу. Такое случается при применении многих лекарств, но при приеме Calc. carbonica это случается чаще.

             О полипах

Пациент получает лекарство и уходит. Он появляется спустя три-четыре недели, показывая лежащий в носовом платке плотный комок желатинозной консистенции: «Доктор, кое-что вышло у меня из носа. Это может быть связано с вашим лекарством?» Вы могли даже не знать, что у больного были полипы, для вас это не имеет значения, вы не на этом должны основывать свое назначение. Вы не делаете ничего такого, что убирало бы полипы механически, все эти прижигания и петли пусть остаются для тех, кто не знает гомеопатию, поэтому вам и не нужен подробный осмотр полости носа, он важен для тex, кто лечит полипы, а не пациента.

               О хирургии

Болезни не оперируются! Хирург может удалить кость, убрать хрящ и делать операции до бесконечности, и каждая операция будет повторять предыдущую, но если пациент хочет излечиться, он должен прийти к гомеопату. Сначала нужно вылечить человека, а уж затем удалять то, что должно быть удалено.

Sulph. и Sil. при совпадении основных симптомов способны ускорить процесс нагноения, а действие Calc. заключается во впитывании патологического секрета и в заживлении ран. В одних случаях следует назначать один препарат, в других - совсем иной. Бывают случаи, когда абсцесс расположен в столь опасной области, что назначение Sil. вызывает эффект, который типичен для самостоятельного развития и распространения абсцесса, что само по себе может оказаться опасным, в таких случаях следует прибегать к хирургическим методам лечения для аккуратного удаления абсцесса, даже если очевидно, что при его локализации в более безопасном месте было бы гораздо лучше ограничиться назначением необходимого лекарства.

              О беременности

Если доктор берется наблюдать беременную женщину во время родов, то он должен уметь выбрать правильные лекарства для того, чтобы убрать эти нерегулярные схватки или предотвратить их, когда подходит время родов. Тогда боли будут не настолько сильными. Женщина будет, конечно, чувствовать схватки, но они будут не столь болезненны. Не всегда удается хорошо подготовить женщину к родам, часто пациентки оказывают в этом сопротивление.Перед родами, больше чем в другое время, женщины становятся особенно придирчивыми и капризными, желают делать все по-своему.

Во время всей беременности, а иногда и после родов женщины нуждаются в лечении. Беременность - это время, когда им просто необходимо лечение. В это время появляются симптомы, свидетельствующие о расстройствах в организме, которые совершенно не беспокоят ее в другое время. Они как бы дремлют до тех пор, пока не наступит беременность, особенно если пациентка относится к псорической конституции, беременность становится как бы пусковым моментом, запускающим симптомы, которые заложены в ее конституции. Таким образом, беременность - это удачное время для гомеопата, когда он может хорошо изучить пациентку и назначить ей конституциональное лекарство, основываясь на этих симптомах, и не только их убрать и подготовить ее к родам, но и во многом изменить жизнедеятельность ее организма, так что она проживет свою жизнь свободной от многих заболеваний, которые, возможно, так и остались бы скрытыми, если бы не мощный пусковой толчок. Все женщины должны знать о гомеопатии, для того чтобы регулярно получать во время беременности конституциональное лечение. Для этого необходимо рассказывать доктору обо всем, о всех деталях, недомоганиях, всех проблемах, только тогда он сможет подробно изучить случай. Симптомы, наблюдаются во время беременности, необходимо добавлять к конституциональным симптомам, проявлявшимся вне беременности, так как все они представляют собой проявления разных сторон одного и того же человека.

Лечить надо пациента, а не болезнь. Любое недомогание - это лишь одна из форм нарушений порядка, расстройств жизнедеятельности организма. Известно столько историй о надоедливых, вмешивающихся не в свои дела акушерах, которые производят выскабливание, делают еще много того, что абсолютно неприемлемо и отвратительно для врача-гомеопата. Как будто бы эти органы не являются частью природы и не могут позаботиться о себе сами, как будто из них необходимо брать мазки, тампонировать их и спринцевать. Эти инъекции, бихлориды и т.д., которые направлены на удаление микробов из организма женщины, - все это полная чушь. Если будет восстановлен нормальный ход вещей, никакие микробы не смогут принести вред. Через руки гомеопата могут пройти сотни таких случаев, которые закончатся без всяких осложнений. Если точно и заранее определить лекарство, в котором нуждается женщина, не будет никаких неприятных случайностей, организм сам позаботится о себе. Можно легко избежать нерегулярных сокращений, которые часто являются первопричиной патологических симптомов, если еще до родов привести в порядок организм женщины.

              О детях

После десяти лет гомеопатической практики вы с удивлением вспомните, что встречали лишь нескольких детей с пороками развития и деформациями, вы увидите, что они благополучно растут и развиваются, что они давно уже переросли свои незначительные дефекты и деформации и стали даже более красивыми, чем другие дети, и все это благодаря правильному лечению, направленному на поддержание нормальной жизнедеятельности организма. Доктор наблюдает за ними, время от времени назначая им какие-нибудь лекарства, которые их мамы принимают за обыкновенный сахар, но которые тем не менее способны поддерживать и развивать нормальные стороны и качества ребенка. Родителям не обязательно понимать, что это за лекарства, что с их ребенком не так. Итак, доктор наблюдает за развитием малыша, помогая ему преодолевать все его нездоровые симптомы и склонности. У детей, выросших под наблюдением гомеопата, никогда не будет туберкулеза или болезни Брайта, в их организме всегда будет порядок, они умрут только в глубокой старости или постепенно угаснут на службе, они никогда не погрязнут в бездействии и не увянут.

Наблюдение за малышами входит в прямую обязанность доктора. Спасение их от неблагоприятной наследственности или от болезнетворных и вредных наклонностей достойно того, чтобы стать делом всей жизни. Ради этого стоит жить. Видя проявления неправильных наклонностей у ребенка, никогда не стоит приписывать их влиянию отца или матери. Это оскорбительно и совершенно не верно. На то и даны доктору знания, чтобы избавлять от этого своих пациентов, выполнение своего долга делает врача самодостаточным, приносит чувство глубокого удовлетворения. Он не должен ожидать одобрения и благодарности со стороны окружающих, они могут даже и не знать, чего им удалось избежать. Доктор, который нуждается в награде и благодарности за свою работу, не является абсолютно честным. Честный, самоотверженный врач работает ночами, в темноте, в тишине, не ждет награды за свою работу. Он ходит по вызовам на дом, или, при необходимости, взрослые приносят малышей к нему в кабинет. Такая форма работы позволяет подробно изучать детей, наблюдать за их симптомами, проникать в их суть. Когда мать приводит ребенка в ожидании получить лекарство, дайте ей понять, что вы дали его, когда же она не просит о лекарстве, позвольте ей думать, что доктор дал ее Джонни просто сахар, так как хотел наладить с ним дружеские отношения. Поверьте, что этого будет достаточно.

              О заместительной терапии

Наивной кажется уверенность в том, что отстающим в росте кастей детишкам необходимо давать растворенный в воде кальций, ведь их пищеварительный тракт просто не в состоянии его усвоить! Не является ли эта тактика столь же необоснованной, как и все остальное в аллопатии? И несмотря на это, гомеопаты продолжают пользоваться аллопатическими лекарствами.

Эти доктора применяют самые низкие разведения, и было бы странно, если бы одни и те же по сути вещества оказывались более действенными в руках гомеопатов, чем в руках аллопатов. Но удивительно, что одна-единственная доза препарата в разведении, действительно соответствующем случаю, способна восстановить у ребенка способность к перевариванию и усвоению пищи, выделению из пищи кальция, который так необходим костям и другим тканям. Тогда сразу же начнут расти зубы, восстановятся рост и развитие костей, ноги окрепнут настолько, что малыш сможет ходить. Под воздействием различных лекарств, которые показаны при нарушении роста волос, костей и ногтей, в организме маленьких пациентов происходят обычно удивительные изменения. Но только в достаточной степени потенцированный препарат оказывается в состоянии противостоять патологии. И конечно, в лекарстве не должно содержаться необработанного материала, так как организм ребенка и так уже в достаточной степени отстает в развитии, причем именно из-за этого вещества в его чистом виде.

Подобная ситуация отмечается и при многих других болезнях, с которыми нам приходится сталкиваться, когда организм пациента оказывается не в состоянии усваивать из пищи и накапливать необходимые вещества.

Высокие потенции, конечно, не дадут организму необходимого количества материала для построения органов и тканей, они просто создадут условия для установления порядка в организме, так что и пищеварение, и накопление необходимых веществ придут в норму, восстановятся все процессы нормальной жизнедеятельности, улучшится состояние всех органов и тканей.

              О подавлении

Женщина долго страдает обильными белями, пока какой-нибудь не слишком умный доктор не посоветует сделать ей курс инъекций, который подавляет выделения за несколько дней. В результате возникают истерические судороги, спазмы и рвущая боль в мышцах, спазмы пальцев рук и ног. Эта же ситуация возникает при подавлении выделений из старых язв и свищей.

              О противопоказаниях

Неплохо предупреждать об этом пациентов, например, при назначении Puls. больной должен знать, что ему нельзя есть жирное, так как это может расстроить действие лекарства. Неплохо сказать пациенту перед приемом Lyc.: «Не ешьте устриц после того, как выпьете лекарство». Лекарства вызывают в желудке состояние непереносимости определенных продуктов, ряд лекарств имеет выраженную непереносимость кислых продуктов, лимонов и т.п. Вы должны не просто знать это как факт и ограничиваться дежурными предупреждениями «не ешьте лимонов и не пейте лимонный сок, когда будете принимать лекарство», иначе потом будете удивляться, почему вдруг лекарство плохо сработало. Дело в том, что лекарства часто перестают действовать, если возникает расстройство в желудочно-кишечной системе, это та ситуация, когда лекарство, которое должно было работать долгое время, вдруг перестает действовать, а вы не знаете почему.

Гомеопатия исключает вещи, несовместимые с конкретным препаратом, вредные для конкретного пациента в целом, несовместимые с определенной конституцией. Здесь не должно быть жестких общих правил, жестко придерживаться нужно лишь одного - лекарство должно быть подобно состоянию пациента и условия приема этого препарата должны быть оптимальными именно для него. И если пациенту был назначен Rhus-t., ему стало лучше, а потом, после приема ванны, состояние его ухудшилось, то новые симптомы вряд ли вернутся в виде состояния Rhus-t., действие этого лекарства остановилось в момент принятия ванны. Больной, естественно, должен мыться, но бывают ситуации, когда можно просить больного некоторое время не принимать ванну, чтобы сохранить конституциональное влияние Rhus-t. То же самое для Calc. - прием ванны часто прекращает действие лекарства. Я говорю здесь эти вещи исключительно для того, чтобы показать вам, как важно, чтобы условия жизни и питания подбирались в соответствии с лекарством, необходимо следовать принципам, а не правилам, у вас не должна быть одна диета и один режим для всех пациентов. В гомеопатии не должно быть единообразия.

        Об эпилепсии

Аллопатическая тактика лечения эпилепсии основывается лишь на клинике приступов, приступы лечат так же, как и саму эпилепсию. Доктора обычно озабочены поиском лекарства для подавления и контролирования приступов. Если им это удается, они считают, что сделали для больного все, что могли, и фактически вылечили его. Таким пациентам назначаются большие дозы брома, время от времени поиски лекарств затрагивают какие-то иные области, но так или иначе аллопатическая медицина снова и снова возвращается к брому, притупляя умственные и эмоциональные способности пациентов и усиливая, таким образом, вероятность возникновения умственной отсталости. Назначение препаратов, направленных только на купирование приступов, никогда еще не излечивало ни одного больного.

          Об антиаритмических

При использовании докторами старой школы это лекарство принесло вреда больше, чем какое-либо другое средство. Dig. назначался каждому с учащенной работой сердца или вообще с любыми проблемами с сердцем.

К сожалению, такое необдуманное применение повлекло за собой огромное количество смертей.

Назначая его при ускоренном сердцебиении, мы лишь провоцируем специфический вид паралича сердечной мышцы, нарушается сбалансированность в его работе, возникает декомпенсация, больной заметно и быстро ослабевает, подобное состояние может закончиться смертельным исходом.

К сожалению, большинству врачей неизвестно, что, всего лишь избавив больного от этого препарата, они могли бы помочь ему выжить при многих видах лихорадки, пневмониях или каких-либо других острых заболеваниях, тогда как на самом деле они, наоборот, назначали Dig. в виде настоек, по нескольку капель на прием, до тех пор пока работа сердца не замедлялась.

Это лекарство принято считать седативным, и оно поистине обладает седативным эффектом. Под его влиянием реакции больного становятся очень спокойными и замедленными. Это напоминает то спокойствие, которое присуще человеку после того, как над его телом поработает владелец похоронного бюро, облекая его в лучшие и торжественные одежды.

Сходное воздействие оказывает и настойка наперстянки. В руках аллопата она производит именно такое успокоительное действие. Гомеопат никогда не ставит себе целью сделать пульс у больного реже. Он назначает индивидуальное лекарство для пациента, а работа сердца регулируется уже сама по себе.

           Об излечении

Можно вылечить человека, только если он захочет изменить образ жизни. Чтобы излечиться, пациент должен использовать собственную волю и помочь лекарству.

*Гумма (gumma; от лат. gummi – камедь) – хронический инфильтрат в виде узла, склонного к распаду и изъязвлению. – Прим. перев.

**Антонио Канова (Canova) (1757-1822) – итальянский скульптор, представитель классицизма. – Прим. перев.

***Евангелие от Матфея (7:14): «Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». – Прим. перев.

****Известно, что «действие Opium почти полностью обусловлено входящим в его состав морфином» (прим. М. Тайлер).

*****В целом (лат.)

******Суфражистки (от англ. suffrage – избирательное право) – участницы движения за предоставление женщинам избирательных прав. Движение распространилось во второй половине XIX – начале XX вв. в Великобритании, США и ряде других стран. – Прим. перев.