Беседа,

Почему врачи решаются порвать со школьной медициной? Среди причин:

- атмосфера неприязни в медицине насилия;

- положение слепых исполнителей воли бюрократов и страховых компаний;

- неэффективность и опасность сильнодействующих лекарств;

- вместо гуманной профессии - циничное наркодиллерство;

- крушение надежд на излечение себя и близких;

- неудачная карьера, низкая зарплата и пр. негативный опыт.

   Большинство гомеопатов - перебежчиков продолжают мечтать об исцелении, не собираясь, почему-то, менять ни себя, ни своего отношения к «больным», ни привычно-механистических подходов. Оставаясь убежденными антипатами (противными лечебниками), они лишь меняют горькие пилюли на сладкие и безопасные (якобы!) шарики. Привыкнув не рассуждать, заучивают патогенезы и прописи, ищут упрощенные схемы назначений, низводя творческий метод подобия, сложный и динамичный, как сама жизнь, до уровня ремесла, не желая себя подтягивать для постижения его истинной красоты. И тогда: обязательность вместо Динамичности, разведение вместо Потенции, похожесть вместо Подобия, аналогия вместо Индивидуальности, сходство вместо Уникальности, клинический случай вместо Человека, нозология вместо Постижения, пропись вместо Выбора, ярлык вместо Выслушивания, анамнез вместо Беседы и т.д. и т.п.

   На гомеопатических курсах (от коих больше вреда, чем пользы) рассказывают как следует поступать, согласно учению Ганеманна. А на практике "учителя" натягивают диагноз, ориентируются по анализам, делают нозологические и комплексные назначения (либо все сразу, либо в растяжке по дням). Эти прописи вполне пригодны в качестве скоропомощных, но загрязняют и осложняют хроническую патологию.

   В итоге – повтор последипломной истории: разукрашенная заманчивость лекций и унылая серость практики. Увы!

   Почему вновь ловушка? Зачем на лекциях - уникальность лекарств, его величество Подобие, красота истинной Гомеопатии, а на приеме – скомканный анамнез, свалка неполноценных симптомов и «гомеотерапевтические прописи»?

   Секрет весьма прозаичен. Отгадка - в количестве лекарств. Одно – значит гомеопат думает (рассуждает, взвешивает, сомневается), пытается поддержать организм, не повредив его жизнеспособности (это истинная помощь); много лекарств (от двух до бесконечности) – значит врач знает (выучил, запомнил) как принудить защитную силу к исполнению его воли (это насилие).

   Но насилие, как противоположность добра, означает… зло! И стоило ради этого бежать из подавляющей (и пациентов и врачей) антипатической западни?

   С другой стороны, как бы в противовес, существуют «многоопытные коллеги», заявляющие «на голубом глазу»: «Дверь в кабинет только открылась, а я уже знаю какое это лекарство!». Без собеседования, без понимания причин и условий, без справочников, без цели…? Бред!

   Но, слава Богу, есть врачи, которых не устраивает насилие (каким бы лукавым лозунгом оно стыдливо не прикрывалось), которые покинули антипатию (противное лечение) не для того, чтоб снова наступать на те же грабли. Именно для них – эта статья.

   Беседа (СО-беседование двоих) – основа основ истинной гомеопатии, с нее все начинается и на ней, как на надежном фундаменте, все строится. В беседе - контакт с пациентом, из беседы - вся нужная (и не очень) информация, в беседе открывается (или замыкается) человек, из беседы – характер патологии, на основании беседы - стратегия лечения и путь выбора лекарства, на описании беседы - отслеживание лекарственных реакций.

   А чем же плох школьный сбор анамнеза (вспоминаем пропедевтику)? Ничем не плох. Он просто не нужен в истинной гомеопатии, т.к. удручающе скучен своей заскорузлой обязательностью. Ну кому это нужно: «В детстве рос и развивался нормально; вредные привычки отрицает, аллергический анамнез не отягощен и пр. штампы»? А дневники, где нет ни одного живого слова, только цифры давления и результаты анализов. Извините! Нам нужен Человек в его неповторимой и совокупной цельности, а поэтому будем учиться СО-беседованию, чтобы затем научиться и СО-болезнованию, и СО-участию, и СО-переживанию, и прочим СО-вместным действиям, столь необходимым для общения свободных личностей.

   Начинать беседу лучше с самых простых вещей. А что может быть проще «паспортных данных», которые обычно заполняют тетеньки в регистратуре? Воронин или Боголюбский?; Святослав или Марлен (маркс-ленин)?; 4-й раз замужем или до 70 лет холостяк?; многодетная мать или бесплодный себялюбец?; гаишник или физик-теоретик?; живет в своем доме или снимает угол в чужом городе? инфантильный маменькин сынок или преждевременный старик? Однако не следует делать скоропостижных выводов, лучше тихо и спокойно «наматывать на ус», не забывая подробно записывать услышанное. Мы ведь ничего еще толком не знаем, поэтому свои «гениальные» догадки лучше оставить на 2-й этап приема – Синтез полученный информации.

   СО-беседование – уникальное время, когда врач (а наша работа весьма не проста) может по-настоящему расслабиться, не мешать себе размышлениями, не перебивать пациента, а получать истинное удовольствие от уникальной непохожести людей. Если научимся внимательно слушать других (а не себя любимого), то, глядишь, когда-нибудь кого-нибудь, да и услышим.

   Спонтанный рассказ - первый этап работы с пациентом, нужный для сбора максимально полной информации и решения вопроса о его "гомеопатичности" (не все, не всегда и не всех можно лечить по подобию!). Спонтанный потому, что только сам пациент знает о своей жизни и только он может добровольно поделиться с врачом жалобами (симптомами), фактами (ситуациями) и продемонстрировать свое восприятие реальности (заблуждения). Если пожелает! Врачу следует отмечать интонации, места затихания речи и пики громогласия; фиксировать язык тела (когда сорвался с места, когда до синевы сжал руки, когда неожиданная гримаса исказила лицо); замечать не столько сами факты, сколько отношение личности (внутреннего человека) к происходящему в его жизни; осторожно уточнять его принципы (если они есть) и концепции; следить за вегетатикой (при каких словах вдруг заплакал, покраснел или побледнел, покрылся испариной, распахнулся в прохладном кабинете или внезапно озяб в тепле). В ходе спонтанного этапа важно не пропустить (и обязательно записать) наиболее странные (непонятные, необъяснимые, нелогичные), с точки зрения врача, слова, проявления и манеры.

   Задача - услышать пациента и отметить: слова-паразиты; странные выражения; оговорки; глубинные ощущения, чувства, желания и отвращения; разные этапы становления и развития личности; его ведущие устремления и основные склонности. (Позже, на втором этапе записанное соединится воедино и разрозненные, на первый взгляд, но отнюдь не случайные факты болезни и биографии складываются в целостную картину ситуационных ошибок). Преимущественное внимание необходимо уделять спонтанным (искренним, правдивым) непроизвольно прорывающимся из подсознательной глубины словам и необычным поведенческим реакциям (тем, что принято считать случайностью). Спонтанный рассказ должен содержать информацию, пусть краткую, но о главных жизненных этапах (чаще всего о нижеследующем приходится спрашивать врачу):

- Беременность: ждали и планировали его или он получился случайно, хотели девочку (тогда мальчика будут одевать как куклу и заплетать косички) или мальчика (тогда девочку будут брать на охоту и тренировать в футбол), были мысли об аборте или в этой матке раньше уже кого-то угробили, атмосфера в семье (брань, выпивка, круглосуточная занятость родителей), как часто внимание матери обращено к ребенку, каким тоном говорит с ним (если говорит) и какие чувства к нему питает (все это он чувствует и знает и здесь формируется его отношение к матери, близким и всему миру), поведение матери (продолжают ли интимные отношения супруги), болезни матери (тошнота и рвота, как проявление большой любви) и пр. незначительные (с точки зрения взрослых) события;

- Рождение: где и каким образом рождался, кто первый и как его встретил в этом мире, какую гадость вкололи или залили в глаза, куда отправили после рождения и др. малоприятные события первых мгновений выхода на свет Божий;

Описанные этапы формируют вторую очередь заблуждений (этиологию №2 - базовую причину второго порядка). А первая очередь причин – Наследственная отягощенность:

- хроническая патология по роду матери и отца (включая бабушек и дедушек, родных братьев и сестер);

- врожденные миазмы (чем наградили предки: сифилисом, гонореей или зудящей суетой эгоизма);

- родительские привычки (злоупотребления, страсти), их склонности и заблуждения;

- традиции и семейный уклад (мирная тишина или бранные потасовки);

- профессиональные отпечатки родителей (литераторы или гинекологи);

   Так заготавливается двойная этиология, из которой и будет формироваться патология личности. В детстве хроническая патология развивается скрытно.  

   На нее оказывают влияние в младенчестве:

- прививки (искусственное заражение здоровых детей);

- острые болезни, инфекции (тренировка жизненной силы);

- методы лечения (злое подавление или нежная поддержка);

- способ кормления (любимая мать или неведомая корова);

- домашняя атмосфера (лад или война);

- отношения и поведение родителей - дети формируются примерами, а не лекциями (как, впрочем, и гомеопаты);

   В детстве отпечатываются такие факторы, как:

- прививки (очередные попытки заражения);

- острые болезни, инфекции (обозначается слабая система органов);

- методы лечения (быстро заглушить, чтоб не мешали или долго и мужественно вместе преодолевать испытания);

- страхи (общедетские и необычные);

- сны (сюжет может открыть главную беду - причину патологии);

- формирующиеся привычки (черты характера – будущие страсти);

- воспитание (воспитание ребенка – на 85% воспитание себя);

- семейные нравы, роли и отношения (мать-начальник, тряпочный папаша и бабушка-диверсант);

- склонности, увлечения, пристрастия (собирает камни, играет на скрипке или ворует деньги из кошелька);

   Далее – самостоятельная жизнь – фаза выраженной патологии:

- Отрочество (школьные годы)- надо принимать самостоятельные решения и учиться стоять за себя;

- Пубертат (12 -16 лет) – куда зашвырнет недоросля водопад гормонов, чему научат «многоопытные» сверстники?

- Юность (институтская или армейская пора);

- Молодость (начало трудовой деятельности);

- Зрелость (семья – как повтор детского образца, дети и их воспитание по своим доморощенным меркам, дом – уютная крепость или заплеванная ночлежка);

- Андро- и менопауза (ох, как не хочется выпадать из половых утех, стареть и вынужденно задумываться о главном).

   В ходе перечисленных этапов самостоятельности заматеревшая патология проявляется все более и более явно – проблемами, жалобами и симптомами. Их надо собрать и осмыслить. Если нравится постигать личностные особенности, придется беседовать о привычках, увлечениях, спорте и музыке, о профессиональных издержках, семейных отношениях, об укладе и бытовых проблемах, о пристрастиях и отвращениях, о страхах, о снах и т.д. и т.п.  

   Чаще всего спонтанной информации бывает недостаточно и тогда необходимо аккуратно восстановить нужные жизненные ситуации. Для этого нейтральным голосом и общими фразами можно расспросить о воспоминаниях детства (излюбленные игры, книги, сны, обстановка в доме, отношения между членами семьи и т.д.), увлечениях и отвращениях к школьным и институтским предметам и видам спорта, обстоятельствах выбора профессии и затем узкой специальности, пищевых и питьевых пристрастиях и отвращениях, суточной и сезонной зависимости, положении во сне, сюжетах сновидений, особенностях менструального цикла и других общих симптомах (кожа, аппетит, головная боль, зрение, слух, вкус, обоняние и осязание). Могут помочь и отзывы родственников или друзей, только спрашивать их лучше после беседы с пациентом.

   Во время спонтанного рассказа и затем дополнительных вопросов нужно внимательно следить за реакцией и поведением пациента. В эти минуты контакт должен быть непрерывным и никто не смеет вмешиваться. Не стоит смущаться негативному восприятию и недопониманию - это пациент защищается, как умеет, от непривычной и откровенной беседы (наоборот, форму его негативизма постарайтесь истолковать как симптом - обида, агрессия, спор, ведь это весьма ценная информация – излюбленный стереотип его реагирования на сложную ситуацию).

   Обращайте внимание на вегетативные реакции (покраснел, побледнел, вспотел), они - верный показатель начавшегося сдвига "тонких структур". На опыте замечено, что знакомство с собственными комплексами - есть начало истинного лечения. Однако, нужно сделать перерыв, а лучше вовсе прекратить беседу о его личностных «нестыковках», если:

- появились непроизвольные (не злые и не обильные) слезы;

- просится в туалет;

- перестает реагировать на происходящее;

- обращается за поддержкой к окружающим;

- по пустякам ввязывается в длительные споры;

- логически объясняет неправоту врача в отношении обнаруженных тем заблуждений(!);

- повторяет долгоиграющие рассказы об известных событиях и симптомах.

   СО-беседование - сложный (пройти вдвоем по жизни пациента), длительный (1,5-2 часа), ни на что не похожий процесс (подобие – уникальность личности), требующий значительных усилий и от пациента и от врача – СО-трудничества (и не только на первой встрече). Но эти затраты окупаются минутами счастья, которое испытывают оба: пациента первый раз в жизни заинтересовано выслушали и поговорили по-человечески, врач осмыслил главную беду–причину всей патологии, смог растолковать ее и снайперским выстрелом направил в нее подобный препарат (и слово). Это получается не всегда и, подчас, есть соблазн снова стать «нормальным врачом», когда через 5-10 минут приема готов гарантирующий исцеление рецепт. Но эта минутная слабость проходит и снова есть готовность разбирать жизненные завалы очередного бедолаги, снова вслушиваться в его странности и вглядываться в особенности, снова соединять в единую цепь разрозненные «случайности», снова пытаться развернуть человека против его внутреннего врага, снова находить подобное лекарство (благо есть надежный помощник – компьютерная программа «Гомеопат-Классик»), снова годами отслеживать лекарственные реакции и снова испытывать радость встречи с чудесным методом подобного лечения Людей под названием ГОМЕОПАТИЯ.